Версия для слабовидящих
Версия для слабовидящих

Марина Калашникова

07 марта, 00:00

«Студенческие семьи распадаются по пустяковым причинам»

Заведующая кафедрой психологии ИНПО Марина Калашникова рассказала «Газону» о своём главном научном интересе — психологии студенчества.  Как преодолеть кризис первого курса, насколько крепки студенческие семьи и как не разорвать отношения из-за быта — узнаете в интервью.

— Я работаю со студентами больше 35 лет, — рассказывает Марина Борисовна. — После школы, отработав три года, пришла работать в университет, и вся моя рабочая биография связана именно со студентами. Не заинтересоваться психологией тех, с кем я работаю, было бы нелогично.

— Каковы особенности студенческой психологии? Чем она отличается, например, от психологии школьников или более взрослых людей?

— Студенты отличаются абсолютно всем — начиная от мотивов, с которыми они живут и учатся, и заканчивая той социальной ситуацией, в которой они находятся. Студенты — это люди, которые частично вышли из той категории, которую по определению ВОЗ называют детством (до 18 лет). Первый курс — это фактически дети, а второй, третий и далее — это уже люди совершенно другой возрастной категории, и социальная ситуация у них в корне отличается от той, которая была буквально год назад, когда рядом были родители, хорошо знакомые учителя, школа, где они проучились много лет. А с поступлением в институт меняется абсолютно всё вокруг — появляются новые друзья, делаются первые шаги на пути к профессии... Многие студенты переезжают в общежитие, где должны заботиться о себе сами; многие работают, начиная со второго или даже первого курса. По сути, у них меняется вся психология, резко, кардинально. И происходит это именно на первом курсе.

— С какими именно сложностями сталкиваются новоиспечённые студенты?

— Эти сложности связаны, например, с теми отличиями, которые есть между школой и вузом. Школьники привыкли, что у них есть классный руководитель — та «мама», к которой в случае любых проблем можно обратиться в первую очередь. У нас ничего подобного нет, так как институт кураторов давно уже исчез. А у преподавателей вуза всё-таки есть определённая дистанция по отношению к студентам — может быть, за счёт своего положения, или учёной степенью, или даже содержания дисциплины, которую он преподаёт. Мне кажется, такие задушевные разговоры, как между школьниками и учителем, в вузе происходят гораздо реже. И потом, преподаватели мало знакомы с семейными обстоятельствами студента, с условиями, в которых он проживает. Наверно, это тоже вызывает определённые сложности в общении.

— К новому формату учёбы привыкнуть тоже тяжело?

— Да, конечно. Например, ученики в школе привычно делают какие-то задания каждый день. Здесь мы можем не требовать этого от студентов на протяжении нескольких недель. А потом приближается, скажем, девятая неделя, мы начинаем выставлять результаты рейтинга и заваливать студентов контрольными работами, тестами и т. д. Для ребят это, конечно, большой стресс.

— Как можно помочь студентам преодолеть кризис первого курса?

— Обычно этот переломный, адаптационный момент у первокурсников длится около полугода. И справиться с ним будет проще, если найти друзей среди однокурсников. Поэтому мы на кафедре психологии для всех первокурсников проводим в обязательном порядке тренинг знакомств. Цель тренинга в том, чтобы понять, кто учится рядом с тобой. Бывают случаи, когда люди, даже проучившись несколько месяцев, не знают имён однокурсников. Ещё одна задача тренинга — каждый участник должен понять, зачем он сюда вообще пришёл; какие у него были ожидания, какие жизненные перспективы он здесь хочет реализовать, какие цели у него есть, какие мотивы им двигают.

— И с какими мотивами к вам чаще всего поступают?

— К нам приходят очень разные абитуриенты с совершенно разными мотивами, совершенно по-разному ориентированные. И это, наверно, хорошо, потому что они могут что-то перенять друг от друга, развить какие-то личностные качества, которых им не хватало. Некоторые ребята действительно очень эмпатичные, нацеленные на помощь людям, всем сочувствующие и сопереживающие. Но сразу скажу, таких немного.

Есть студенты, которые чётко знают, что хотят заниматься психологией как наукой. Они больше других читают и пишут, участвуют в научной работе, активно публикуются, получают Оксфордские стипендии... Кстати, из таких студентов потом получаются хорошие преподаватели вуза.
Есть студенты, которые ориентированы изначально на некие силовые структуры. Возможно, они вышли из семей, где родители работают в МЧС, УВД, на таможне и т. п. Они даже на практику сразу просятся туда, куда хотели бы пойти работать. Как правило, это хорошие волонтёры, старосты, активисты.

Есть и такие, которые поступают, потому что быть психологом модно; кто-то даже путает психолога, психотерапевта и психиатра. В связи с этим бывали даже курьёзные случаи, когда люди просто поступали «не туда».

— А студенческие семьи в НовГУ создаются часто?

— Неофициальные, незарегистрированные в ЗАГСе — да, часто. Особенно если мы посмотрим на третий-четвёртый курсы. Интересно, что, как только у студентов появляется возможность самостоятельно зарабатывать, это часто становится толчком для создания семьи.

— Какие особенности есть у студенческой семьи?

— Несколько лет назад мы проводили исследование студенческих семей на базе нашего университета. Для исследования мы взяли сорок таких семей. Выяснилось, что студенты в большей степени живут в незарегистрированном браке (и на сегодня мы относимся к этому тоже, как к семье). Кроме того, это семья, которая часто не имеет общей материальной составляющей. То есть кто-то из супругов уже зарабатывает, кто-то имеет только стипендию, кому-то помогают родители, кому-то нет. В любом случае, материальная проблема для этих семей всегда существует.

Студенческая семья также отличается тем, что очень часто у супругов общие интересы лежат вне образования. Кто-то учится на учителя, кто-то на инженера, и не всегда, предположим, гуманитарий и физик могут друг друга понять.

И наконец, студенческая семья, по всем последним исследованиям, — это семья без детей. И даже не планирующая иметь детей в ближайшее время. Мы знаем, что сейчас средний возраст рождения первого ребёнка в России — 25–27 лет, это уже не студенческий возраст.

— Можно ли назвать студенческие семьи крепкими?

— Студенческая семья легко создаётся и легко, к сожалению, разваливается, потому что молодые люди не всегда могут разрешить мелкие семейные конфликты. Например, может быть ситуация, когда двое не могут приспособиться к типу питания друг друга. Грубо говоря, одному нужен суп ежедневно, а другая не умеет эти супы готовить, потому что в её семье их, может быть, и не приветствовали, и она не любитель этого блюда. Или она сидит на какой-то веганской диете, а её супругу нужно мясо и т. д.

Возникают конфликты и по поводу распределения денег, когда одному надо купить, скажем, новую «примочку» к компьютеру, а другому что-то из косметики. И они тоже не умеют соотнести эти свои потребности друг с другом. Поэтому мне кажется, что студенческие семьи распадаются по несерьёзным, с точки зрения взрослых, каким-то пустяковым причинам. Например, во время нашего исследования мы нашли семью, которая распалась из-за проблемы доступа к компьютеру. На семью был всего один компьютер, и время, которое они должны были за ним проводить, надо было как-то согласовать, с чем они не справились.

— Можно дать какие-то рекомендации студенческим семьям?

— Ну, наверно, рекомендации для любой семьи совершенно стандартны. Надо искать компромисс. Надо уметь свои потребности и мотивы соотносить с потребностями и мотивами того, с кем ты рядом живёшь. Конечно, здесь есть адаптационный период, точно такой же, как у студентов-первокурсников. Притирка друг к другу всегда требует определённого времени.

Другое дело, что студенты часто смотрят на студенческий брак как на «пробный». Детей нет, общей материальной базы нет, поэтому разрыв отношений не воспринимается как трагедия.

Но если пара всё же планирует в дальнейшем официальный брак, детей, то первое, что нужно сделать, — это попытаться найти компромиссы. Если люди любят друг друга, они всегда смогут это сделать.

Второе — никогда не нужно решать проблемы «на бегу». Недаром наша русская народная пословица говорит, что «утро вечера мудренее». С любой проблемой надо переспать, свыкнуться, и, может быть, тебе на следующий день эта проблема покажется совершенно пустяковой.

И третье. Желательно всё-таки, чтобы студенты, когда хотят жить вместе, подумали о тех перспективах, которые их ждут. И прежде чем в этот брак бросаться, как в омут с головой, поняли, что брак несёт с собой не только удовольствия и преимущества — он несёт ещё и обязательства. Нужно осознать, что кому-то надо будет погладить рубашку, сходить в магазин, приготовить поесть; что не надо взваливать всё на кого-то одного. Уж если вы партнёры в браке, то партнёрство должно быть равное, пусть это брак и неофициальный.

— А есть типы людей, которым проще создать длительные отношения в молодом возрасте?

— Моё наблюдение показывает, что, как правило, это те, кто вышел из семей, где были братья и сёстры; кто с детства видел образец нормальной беспроблемной семьи. Есть и другой случай. Очень быстро находят партнёров дети из проблемных семей, у которых были проблемы, связанные с созависимостью. То есть у этих молодых людей и девушек уже в психологии заложено, что они должны быть для кого-то опорой, учителем, воспитателем и т. д.

Наверно, быстрее себе находят партнёра те, кто живёт в общежитии — всё-таки круг общения там значительно расширяется. Очень быстро находят себе пару мальчики, которые жили исключительно с мамой. Им по жизни так и нужна мама, которая будет за ними ухаживать, и они ищёт девушку, ведущую себя соответственно.

— И напоследок: что вы могли бы посоветовать студентам как психолог?

— Первым делом, конечно же, расширить свои контакты. Самое главное для первокурсника — узнать о своих одногруппниках как можно больше. Важно поддерживать связи — в социальных сетях, по телефону, как угодно. Ты должен иметь какие-то контакты, кому ты можешь позвонить, если заболел, если у тебя какие-то проблемы — семейные, социальные и т. д. Далее, у нас есть завкабинетами, методисты, которые со студентами могут общаться теснее, чем преподаватели. Телефоны этих людей тоже надо знать — например, им можно позвонить, чтобы предупредить, что ты лёг в больницу, чтобы к тебе кто-то пришёл, справился о твоём здоровье. Ведь родители иногда живут не только в другом городе, но и в других областях, и не всегда они могут к этому сразу же прийти на помощь.

Ну и второе — студенту нужно не только учиться, помимо учёбы должны быть и увлечения. Надо найти «своё» занятие, которому ты будешь посвящать время после лекций и семинаров. Поэтому если у студента есть хоть какие-то таланты, о них надо заявлять — идти петь, танцевать, участвовать в каком-то студенческом театре, каких-то волонтёрских движениях и т. д. Есть библиотеки, студенческие клубы, студенческий спорт, студенческие научные общества... Этот круг возможностей на сегодняшний день очень широк. Расти нужно не только в учёбе — вот что я хочу сказать.

Фото: Светлана Разумовская, Марина Колбая.

Рубрика:
  • Эксперты

Похожие новости

Все новости
28 марта, 00:00
Дарья Соколова

Зачем доверять молодёжи и внедрять искусство в городскую среду

Эксперты
1049
19 июля, 00:00
Мирза Бичурин

Побеждая невзгоды

Эксперты
987
21 февраля, 00:00
Елена Луковицкая

Что будет, если «убить дракона в себе» и освободиться от стереотипов

Эксперты
801
08 марта, 00:00
Ольга Петрова

О поддельных лекарствах, различиях советских и современных аптек и приоритетах запада в фармакологии

Эксперты
1038
22 апреля, 00:00
Екатерина Куприянова

О градусе одиночества современной цивилизации

Эксперты
608
08 апреля, 00:00
Лариса Цымбалюк

Женский подход к программированию: Как в НовГУ воспитывают чемпионов «Worldskills»

Эксперты
1282
21 февраля, 00:00
Анна Кукушкина

 Об экологии и сортировке мусора: «Понимаю, что ответственна за след, который оставляю»

Эксперты
1135
28 февраля, 00:00
Павел Колосницын

«Люди верят в злых историков, которые скрывают заговор»

Эксперты
1231
08 марта, 00:00
Татьяна Кошелева

Как понимать собственный язык и уметь эффективно им пользоваться

Эксперты
906
04 июня, 00:00
Анатолий Захаров

Зашифрованные письма и эксперименты с муравьями: С чего начинается любовь к точным наукам

Эксперты
1381