Версия для слабовидящих
Версия для слабовидящих

Елена Луковицкая

21 февраля, 00:00

Что будет, если «убить дракона в себе» и освободиться от стереотипов

С доцентом кафедры социологии и билингвального образования НовГУ Еленой Луковицкой мы встретились после её возвращения из Берлина, где проходил демократический форум. Поговорили о проблемах современного гражданского общества, стереотипах, возможной дискриминации в вузе и при приёме на работу и о том, почему среди депутатов должно быть больше женщин.

— Чему был посвящён международный форум в Берлине?

— На форуме обсуждались проблемы гражданского общества: коррупция, миграция, экология, насилие. Мне эта тема очень интересна, поскольку от развития гражданского общества зависит качество нашей жизни. Участники форума демонстрировали нам социальные проекты, направленные на проблемные стороны жизни. Молодая учительница истории из Ярославля Анна Шелия создала проект, который называется «От (М)учителя к учителю»: пошаговая инструкция». Она предлагает собрать разные случаи насилия, психологической травли со всей России от школьников, родителей и учителей. Издать книгу таким образом, чтобы там были советы психологов, педагогов, социологов, с рекомендациями, как можно было разрешить ситуацию, чтобы научиться работать и жить без насилия.

Другой интересный социальный проект калининградского автора Ильи Шуманова — документальный фильм «Простит ли Бог коррупционеров?», в котором он вместе с коллегой интервьюировал представителей разных религиозных конфессий о коррупции. Конечно же, все опрошенные сходились во мнении, что коррупция — это серьёзный грех.

— Вы сейчас изучаете вопросы агрессии в образовательных учреждениях?

— Я подготовила раздел в европейском учебном пособии по гражданскому образованию по теме «Дискриминация». Мы предлагаем практические упражнения на осознание разных аспектов проблемы — что такое дискриминация, её виды, причины. Пособие с элементами инфографики выйдет в ближайшее время.

— В ноябре вы проводили практическую сессию «Антидискриминационные практики в обучении» для педагогов на конференции в Тбилиси. Что это был за тренинг?

 — Чем отличается стереотип, предубеждение и дискриминация? Стереотип — это упрощённое представление о чём-то, предубеждение — эмоциональное отношение к чему-то, а дискриминация — это несправедливое поведение по отношению к кому-то или к каким-то группам людей. Я предлагала педагогам поговорить о разных группах населения, которые могут испытывать дискриминацию, и выразить свою точку зрения. Общаясь друг с другом, они выслушивали разные точки зрения. И это мотивировало их к осознанию своих предубеждений. Когда группа стала обсуждать занятие, одна из участниц сказала, что важно «убить дракона в себе»! Если ты «убьёшь дракона в себе», поймёшь свои предубеждения и стереотипы, вот тогда ты можешь учить и других. Это было одно из самых ярких высказываний для меня на этом тренинге.

— И как потом применять это на практике?

— Тема социального неравенства входит как в школьные уроки по обществознанию, так и в университетские занятия по социологии. Тренинги по дискриминации можно вводить на практических занятиях — так лучше всего, на собственном опыте, осознается проблема. Важно и с учителями проводить такие занятия, поскольку многие не осознают, чем отличаются стереотип, предубеждение или дискриминация. Например, когда мы говорим, что существует женская логика, — это предубеждение, стереотип или дискриминация? Это упрощенное представление, стереотип. А если человек говорит: «Мы не будем принимать тебя на работу, потому что женская логика мешает работе», то это уже дискриминация. Хотя логика — она и в Африке логика. Она не может быть мужская и женская, есть единый учебник по логике, в котором нет деления на мужскую и женскую логику. При этом у населения существует упрощённое представление о том, как мыслят мужчина и женщина, связанное со стереотипами. На самом деле, может быть разный мужской и женский опыт социализации, но логика — едина.

Реальный был случай на Урале, о котором мне рассказал один адвокат на конференции, — девушку не взяли на работу секретарши, написав на её заявлении, что она некрасивая. Это, конечно же, дискриминация. Почему девушка должна быть обязательно красивой, работая секретарём? Это идёт из упрощённых представлений о том, какой должна быть девушка. Как у нас говорят в обществе, мужчина должен быть красив не более, чем обезьяна. А женщине надо за собой следить, одеваться, думать, какое впечатление она производит на окружающих, кучу косметики на себя тратить. Общество и сама экономика, капитализм, женщину как бы заставляют ходить к косметологам, массажистам, делать операции, быть в форме, чего от мужчин не требуется.

Этот механизм «стереотип — предубеждение — дискриминация» начинается с упрощённых представлений. И в основе этих предубеждений — социальные, эмоциональные и когнитивные причины предрассудков. Например, конформизм. Почему люди подчиняются предубеждениям? Потому что большинство так считает, и человек соглашается с большинством. Мы существа социальные, мы не хотим быть в изоляции и показывать другим, что у нас есть иная точка зрения. Есть также институциональная поддержка дискриминации, например, когда в школах разделяют уроки труда. Девочка хотела бы, например, деревообработкой заниматься, но в школе она должна шить, вязать и готовить. Другой пример — учительница в кадетском классе говорит: «Родители, отошли быстренько! Это же мальчики, они должны быть самостоятельными». Возникает вопрос: а девочки не должны быть самостоятельными? И это учитель начальных классов, она уже вбивает стереотипы своим ученикам. Институциональная поддержка предубеждений, не осознаваемая, к сожалению, существует как в школах, так и в университетах.

— Вы в вузе сталкивались с подобными ситуациями?

— Я слышу иногда от студенток разговоры о том, что в медицинском институте девочкам один из мужчин преподавателей говорит: «Зачем вы сюда пришли?». Он считает, что девочкам там делать нечего. Вот мужа найти можно, а работать врачами должны мужчины. Хотя в одном американском исследовании показали, что по статистике у женщин-хирургов меньше смертельных случаев и осложнений. И в реальности есть прекрасные врачи как мужчины, так и женщины.

В политехе тоже некоторые преподаватели девочкам говорили: «Ну и чего вы тут делаете в техническом вузе?». Преподаватели не всегда осознают, что тем самым они формируют барьеры, предубеждения. Общество наше ещё не повзрослело в плане осознания своих стереотипов, предубеждений и дискриминации.

— Разве сейчас в российском обществе не стали больше обсуждать гендерные вопросы, феминизм?

— Да, однозначно. Звучат часто темы насилия, сексуального харассмента, сексуальных приставаний. Например, случай со Слуцким (Депутатом Госдумы Леонидом Слуцким. Три журналистки рассказали о домогательствах парламентария  — прим. ред.). Он нарушал личностное пространство журналисток, пользуясь своим статусом, а ведь он депутат, публичное лицо. Как он может себе это позволять? Многие СМИ подняли эту тему. И я думаю, что сдвиги в решении этой проблемы есть. Озвучивание проблем насилия, дискриминации, харассмента ведёт к большему осознанию этих проблем.

— Недавно в сети обсуждалась ещё одна история с харассментом, и мой друг в «Facebook» написал, не пора ли отвлечься от «псевдопроблем» и обратить внимание, например, на проблему домашнего насилия. На ваш взгляд, какие проблемы сейчас стоят наиболее остро?

— Я не думаю, что нам стоит говорить, что вот эти проблемы мы должны обсуждать, а вот тут давайте замолчим, попозже об этом проговорим. На самом деле всё нужно в комплексе поднимать. Происходит какой-то случай — СМИ должны давать быструю обратную связь. Поскольку именно тогда в головах людей происходит осознание проблемы, и они начинают задумываться. И когда насилие происходит, СМИ должны говорить о том, что это недопустимо. В демократическом обществе СМИ — «сторожевые псы демократии».

У нас до сих пор не принят закон о домашнем насилии. Общественные организации подготовили закон, в котором прописана профилактика домашнего насилия, что значительно уменьшило бы количество смертей, но наши депутаты не хотят его принимать, даже наоборот — недавно был принят закон о декриминализации побоев, который только ухудшил ситуацию по стране. Например, случай в Подмосковье: мужчина отрубил женщине руки из ревности. Она три раза подавала заявление в полицию, просила отреагировать, но они так и не отреагировали – закона-то нет! У этой молодой женщины трое детей, которых ей надо поднимать. И таких случаев сколько угодно.

Как вы думаете, почему это до сих пор это не урегулировано на законодательном уровне?

— Интересы женщин начинают учитываться, когда в парламенте количество женщин становится около 30%. Они лучше осознают проблемы насилия, потому что чаще становятся жертвами насилия в семье. Это абсолютно не зависит от статуса. Пока у нас в думе доминируют мужчины, а женщин всего около 14%. У нас несколько разный опыт социализации. Пока не будет этой критической массы женщин в парламенте (не менее 30%), изменений особо не будет.

— Вы ведь и сами баллотировались в депутаты. В 2016 году — в Новгородскую областную думу, в сентябре 2018 — в думу Великого Новгорода. Какие идеи, предложения по развитию вам наиболее близки?

— Что нужно современному человеку прежде всего? Конечно же, любая семья, любой человек скажет, что хорошее здоровье и, соответственно, качественная медицина и хорошее, качественное образование. Но общество, к сожалению, у нас не готово голосовать за образование, медицину и поддержку местного самоуправления. В Берлине видела интересную надпись в отеле на стене, прямо на входе: «Единственный путь предсказать будущее — это создавать его». Мы должны создавать будущее уже сейчас, мы не должны жить только прошлым. А наша российская политика основывается, в основном, на прошлом, играет на чувствах людей. А надо уже как-то осознать своё прошлое, дать ему объективную оценку и идти в будущее.

Нужно больше перераспределять деньги на местное самоуправление. Мы внизу лучше знаем, как нам жить, на что тратить деньги. А у нас получается, что мы перечисляем финансы федеральной власти, а потом выпрашиваем их. Зачем? Надо, чтобы больше оставалось финансов на месте, чтобы самоуправление могло вкладывать средства в то, что нам необходимо в большей степени. Мы здесь прекрасно понимаем, что нам нужны хорошие дороги, бассейны, спортплощадки, велодорожки, места для прогулок, строительство набережной. Надо вкладывать в настоящее, чтобы у нас было хорошее будущее, чтобы молодёжь не хотела уезжать из города и региона.

Опять же в той же гостинице в Берлине есть экран, где показаны разные стороны жизни Берлина. Там, например, показано, сколько здания Берлина производят солнечной энергии каждый день. Оказывается, государство финансирует население, чтобы они покупали солнечные батареи, причем потом же и покупает переизбыток электроэнергии у населения. Нам рассказывал русскоговорящий водитель, что власти Германии хотят запретить дизельный транспорт, перевести все машины на экологичные виды топлива. Они реально думают о будущем города, страны. Вот об этом надо думать, а не «пленных немцев» проводить по площади, как у нас. На мой взгляд, такое празднование [75-летия освобождения Новгорода] — это продуцирование агрессии в отношении другой нации. Зачем? Надо делать так, чтобы как раз не повторить войну, а не взращивать агрессию и предубеждения к другим нациям, к другим народам.

— Каким ещё проблемам общества недостаточно уделено внимания? Что требует более глубокого изучения и анализа?

— Вопрос «Что делать?» сводится опять же к образованию. Как сделать так, чтобы у нас было не военное патриотическое образование, оно должно быть в первую очередь гражданским. У нас проблема в том, что как-то не особо приветствуется, чтобы человек умел защищать свои права, чтобы он мог защищать себя от насилия, от дискриминации. Вот на это нам надо обратить внимание, как нам в этом отношении  систему образования перестроить. Чтобы и педагоги не использовали насильственное общение и давление на школьников, и сами школьники учились не «качать права», а понимать границы своих прав. Хотелось бы видеть понимание ответственности за своё поведение в школе, дома, умение говорить «нет» в определённых случаях, умение аргументировать свою точку зрения, критически мыслить. Все это и есть гражданское образование.

Фото: Светлана Разумовская.

Рубрика:
  • Эксперты

Похожие новости

Все новости
28 марта, 00:00
Дарья Соколова

Зачем доверять молодёжи и внедрять искусство в городскую среду

Эксперты
1049
19 июля, 00:00
Мирза Бичурин

Побеждая невзгоды

Эксперты
987
08 марта, 00:00
Ольга Петрова

О поддельных лекарствах, различиях советских и современных аптек и приоритетах запада в фармакологии

Эксперты
1038
22 апреля, 00:00
Екатерина Куприянова

О градусе одиночества современной цивилизации

Эксперты
607
08 апреля, 00:00
Лариса Цымбалюк

Женский подход к программированию: Как в НовГУ воспитывают чемпионов «Worldskills»

Эксперты
1282
21 февраля, 00:00
Анна Кукушкина

 Об экологии и сортировке мусора: «Понимаю, что ответственна за след, который оставляю»

Эксперты
1135
07 марта, 00:00
Марина Калашникова

«Студенческие семьи распадаются по пустяковым причинам»

Эксперты
898
28 февраля, 00:00
Павел Колосницын

«Люди верят в злых историков, которые скрывают заговор»

Эксперты
1231
08 марта, 00:00
Татьяна Кошелева

Как понимать собственный язык и уметь эффективно им пользоваться

Эксперты
906
04 июня, 00:00
Анатолий Захаров

Зашифрованные письма и эксперименты с муравьями: С чего начинается любовь к точным наукам

Эксперты
1381